Настало время офигительных историй. Часть 2

Настало время офигительных историй. Часть 2

Сергей Кравченко

kosmos_14663456_orig_[1]

Спортсмен – это звучит гордо. Маленькая история об эволюции из мальчика в мужчину.

Шёл обычный августовский день. Неистовая жара сводила с ума и казалось, что даже асфальт плавится под лучами беспощадного солнца. Сосед дядя Жора опять напился и гонялся по улице за бараном Яшкой, забыв при этом надеть штаны, но смеяться почему-то не хотелось. В груди была щемящая тоска и беспредельная грусть. Каникулы заканчивались и я направлялся в школу на небольшое собрание учеников старших классов.

Всё это лето я думал о том, что пора что-то менять в жизни и менять прямо сейчас, пока не поздно. Проводя целые дни за книгами и компьютером, я начал превращаться в унылого задрота, и осознание этого факта меня неимоверно злило. Но чего же именно мне не хватало я понять не мог.

Поднявшись на ступени школьного крыльца, я немного потянулся и с облегчением вошёл в пьянящую прохладу нашего холла. Когда глаза привыкли к полумраку, на доске объявлений я увидел белое пятно. «Странно, вроде для стенгазеты ещё рановато» — подумал я и подошёл вплотную к стенду. Там оказался простой лист ватмана с выведенным аккуратным почерком сообщением:

«Дорогие школьники! С 3 сентября в вашем городе начинает работу секция борьбы дзюдо и самбо. Осуществляется набор всех желающих. Для записи приходите на городской стадион в спортивный зал каждый день с 9 утра до 21 вечера. Занятия ведёт заслуженный тренер Российской Федерации, мастер спорта международного класса по самбо, Долматов Фёдор Иванович.»

Первая мысль в голове: «Вот то, что нужно! Это знак!». Через несколько дней отгремела линейка, а на второй день первого месяца осени я выдвинулся к стадиону. И как оказалось, это было для меня серьёзным испытанием. Чем ближе я подходил, тем больше в моей голове мелькало: «А может ну его на хер? Что я там забыл? Может лучше пойти в компьютерный клуб? Страшновато как-то». Неимоверным усилием воли я заставил себя дойти до неприметной двери, с которой уже начала слезать краска, и на которой висела вывеска: «Спортивный клуб по борьбе дзюдо и самбо».

Немного постояв на входе, я толкнул дверь и вошёл внутрь. В нос сразу ударил острый запах сырости и затхлости. Слева от входа стоя стол, на котором лежал обычный детский альбом, расчерченный на поля и колонки. В поле зрения никого не было. Пройдя немного вперёд, справа я увидел небольшую комнатку, на полу которой лежали старые маты. Они занимали все помещение целиком и закрывали батареи, торчащие из стен. В углу была ещё одна дверь.

— Что ищем?

Голос сзади заставил меня вздрогнуть и обернуться. Передо мной стоял мужчина небольшого роста, едва достигая моего подбородка. На вид ему было примерно 45 лет. Лысая макушка забавно гармонировала с пышными усами на лице и пристальными глазами. Внешность его как будто говорила: «Ну, сынок, сколько тебе картошки отсыпать?». «И этот человек – тренер?» — мелькнуло у меня в голове.

— Да я это… На входе написано, что тут клуб по борьбе. – Промямлил я. – Если я ошибся, то я могу уйти. — Да ладно, чего уж там. Пойдём, запишемся. – Мужчина провёл меня обратно к столу, посадил на стул и взял в руки карандаш. – Спортом занимался раньше? — Да нет, книжки только читал. – Проклятый голос норовил вот-вот сорваться и дрожал от волнения. Ну, футбол ещё иногда… — Ну понятно всё. Будем делать из тебя спортсмена. Воли то хватит? Не убежишь через две недели? – Федор Иванович Долматов (а это был именно он) усмехнулся с лёгким презрением в глазах.

В этом момент я понял весь смысл выражения «смертельная обида». Сказать, что меня это задело, значит не сказать ничего.

— Я умру, но хер вы меня выгоните! – эту фразу я выпалил на одном дыхании, с горящими глазами и искрой в сердце, не успев даже подумать. — Что ж, похвально. – Мой будущий тренер потёр подбородок. – Приходи завтра в четыре дня, проверим тебя в деле. Только фамилия и имя мне задиктуй с адресом…

Через 15 минут я уже ехал в автобусе домой с уверенностью, что это был один из самых важных и ценных шагов в моей жизни. И ещё никогда ранее я не был так прав.

Первые шаги и первые разочарования.

Когда я пришёл на свою первую тренировку, то увидел в зале всего четыре человека. Это были два парня, оба как на подбор крепкие и высокие, и небольшая девочка отталкивающей внешности. Её звали Валентина, и именно она и стала моим партнёром на ближайший месяц. Мне было настолько стыдно, что хотелось немедленно сбежать и никогда не возвращаться в этот проклятый зал. Но что-то меня удержало. Мы делали разминку, делали кувырки, акробатические элементы. Мы учились бороться. Мои ноги были как две неуклюжие сосиски, живущие отдельно от остального тела. В голове пульсировало: «Тебе не стать спортсменом! Иди лучше шоколадку съешь. Бросай». Но я не бросал.

На смену первой тренировке быстро пришла вторая. За ней – третья. Я ненавидел каждую минуту, проведённую на татами. Но всё равно приходил. Валентина бросала меня на пол раз за разом, а парни не считали нужным даже здороваться. Постепенно в наш зал стали приходить новые ребята. Команда росла и даже получила своё название: «Виктория». Я рос вместе с ней.

Сразу за нашим залом находилась ещё одна комната, которая постепенно обросла штангами, блинами, гантелями и другим железом. После изнурительной тренировки тягать железо казалось самоубийством, но Фёдор Иванович не знал пощады. Так я познакомился с жимом лёжа, приседом и становой. Тренер говорил, что эти упражнения помогут укрепить костяк и увеличить мышечную силу.

Шло время. Через год бесчисленных падений на ковёр, бесконечных бросков и не поддающихся счёту проигрышей, я понял, что на что-то способен.

Была суббота, день борьбы, и этого дня я боялся каждую неделю. Тренер вызвал меня на схватку и поставил в спарринг со здоровенным парнем, превосходящего меня в весе килограмм на пятнадцать. Он смотрел на меня с небольшим сочувствием и жалостью, как бы извиняясь: «Прости, чувак, я не виноват. Это всё Фёдор, придётся тебе немного полежать на ковре». Мы поклонились, прозвучал гонг. Всё было как в тумане. Я двинулся вправо, стараясь не дать захватить себя за отворот, ибо это означало бы неминуемый и быстрый проигрыш, благо разница в массе была не на моей стороне. Противник двигался за мной, смотря прямо в глаза. Его руки тянутся ко мне, пальцы пытаются ухватиться за кимоно. Я резким движением срываю захват и левой рукой беру его за локоть, скручивая небольшую складку. Я заблокировал руку соперника. Главное – не отпустить. Хлоп! Подсечка, после которой я оказываюсь на коленях, но захват не отпускаю. Быстро встаю. Нужно подобраться поближе. С трудом сдерживаю мощные рывки, стремящиеся освободить руку. Все органы чувств обострены до предела. Ни одно движение не остаётся без внимания. В мозгу пульсирует мысль: «Жди, жди, жди, сейчас он ошибётся. Рванёт на себя, чтоб сорвать тебя, атаки в этот момент он не ожидает». Словно прочитав мысли, мой противник делает резкий рывок и в этот момент я нырнул ему под руку, схватил за ноги, подбив колени плечом, выпрямился и с размаху впечатал тело в ковёр.

Несколько мгновений стояла гробовая тишина, и вдруг я услышал крик тренера: «Иппон!». В переводе с японского это означает «Чистая победа». Я победил. Казалось, такое невозможно. Мой спарринг-партнёр был ошеломлён не меньше меня. Во мне полыхало пламя и эмоции лились через край. Я победил.

Как показала практика, это было лишь начало.

Мой дальнейший путь.

Побед становилось всё больше. Ещё через год я стал первым на чемпионате края. Я нашёл много друзей, я жил спортом (что говорить, я и сейчас им живу), я двигался вперёд. К своему выпуску из школы я был самым лучшим борцом в клубе и в районе, одним из лучших в своём округе. Благодаря тренеру звание КМС по дзюдо и самбо мне присвоили прямо на вручении аттестатов. Это было пафосно, но чертовски приятно.

После окончания школы я поступил в военное училище. И снова спорт помог мне. Меня взяли в команду по рукопашному бою. Членство в сборной существенно облегчало мне жизнь и позволило влиться в правильную, нужную компанию. К сожалению, на 5 курсе, на своих последних соревнованиях я получил серьёзную травму. У меня были порваны все связки колена и миниск. Приехав в войска по распределению почти инвалидом, я лёг под нож. Две мучительные операции под местным наркозом, титан и искусственный материал вместо связок в колене – таков был итог. Мышцы на левой ноге отказали и атрофировались. Я с трудом ходил, нервы на ноге никак не хотели приходить в норму. Казалось, что со спортом покончено – об этом говорили все врачи.

Но оказавшись дома, я начал посещать ближайший спортивный зал. Ходить приходилось на костылях, каждый шаг отдавался невыносимой болью, но мышцы на ноге ожили. Вскоре надобность в костылях отпала.

Сейчас качалка – мой второй дом. Спорт и железо – это значительная часть моей жизни. Я дышу полной грудью и восторгаюсь возможностями своего тела. Я расту с каждым днём. Я выделяюсь. Только с железом я понял, что такое быть иным. Когда ты можешь щёлкнуть хорошую двоечку, пройти в ноги и легко пробежать 10 км – это круто. Но если при этом твой вес 60 кг, то твоим навыкам грош цена. Становясь больше в размерах, ты видишь, как меняется восприятие тебя со стороны окружающих. Это особая аура, и чтобы узнать, как круто ею обладать, нужно попробовать.

Это по силам каждому. Верьте в себя и идите с честью по жизни, дорогие друзья. Всего вам наилучшего.